VI. «Спорт»
 
Хотя самым популярным видом спорта, по утверждению большинства, у нас были лыжи, я считаю, что самым популярным видом считался настольный теннис. Никогда не видел, чтобы на уроке перед физкультурой кто-нибудь сидел с лыжами « на изготовку», дабы со звонком вскочить на них и бежать. Однако именно так мы сидели с теннисными ракетками и ждали звонка, чтобы после слов учителя «урок окончен, все - свободны» «ломануться» в коридор к столам, забить место и играть.
 
VII. «О классном руководителе и первой учительнице»
 
Первой нашей учительницей была Соколова Тамара Константиновна. Нам досталась красивая учительница и са­мая высокая в школе, явно не вписы­вающаяся в ростовые категории жен­щин местных ши­рот. Откуда, она и как к нам попала, я тогда не знал, к своему сты­ду не знаю и до сих пор. В 7 классе нам назначили нового классно­го руководителя - Чупрову Ва­лентину Алексан­дровну. То, что с 4 класса они у нас менялись каждый год, входило в привычку. Наи­вные и совершен­но расслабленные, хотя с некоторым любопытством, мы ожидали ее прихода на первый урок. Уве­ровав в свою непобедимость, мы пропустили самый главный момент... Я до сих пор не могу вспомнить и не могу понять, как это произошло, но точно знаю, что понадобилось не боль­ше трех минут, чтобы мы осознали: кто мы пока есть на этом свете, потому что через три минуты после начала уро­ка мы не шевелясь слушали эту ми­ниатюрную женщину, тихо говорившую нам что-то о математике. Так же тихо и спокойно мы досидели до конца уро­ка, до конца года и до 10 класса, сдали экзамены и ушли из школы... Но ее предмет. по мере способностей, знали все, а к 10-му классу стали понимать, что он может быть очень увлекательным. И теперь уверен, что математика, действительно, «царица наук», в которой есть место и романтике, и творчеству, и фантазии.
 
VIII. «Учителя»
  
Все-таки о физике разговор осо­бый, так как с Петром Ефимовичем меня связывают очень радостные и добрые воспоминания ..., воспомина­ния о моем первом велосипеде. Но как бы там ни было, он все-таки заставил полюбить физику всех, я даже, бывало, испытывал кайф от решенных задач.

Илья Тимофеевич отличался, да и сейчас отличается, богатым чувством юмора, что было большой редкостью среди учителей в то непростое вре­мя. Поэтому вопрос «Почему весь в черном?», который он мне задал на первомайской демонстрации, я понял как шутку. Ведь будучи соседом, он наверняка знал, что это и есть весь мой гардероб. Потом от него же на уроке истории узнал, что данное событие отмечают в память гибели рабочих. Так что я был один из немногих, кто оделся правильно. А вообще история была одним из любимых предметов. И если бы не иностранный язык при поступ­лении на исторический факультет, я бы поступил именно туда. Но об иностранном языке я еще скажу позже…
 
IХ. «Об одноклассницах»
 
Девочки в классе были просто вы­дающиеся и в учебе гораздо сильнее нас. Конкурентов по успеваемости они в нас не видели, поэтому относились к нам легко, без зависти, с какой-то ма­теринской теплотой.
 
 X. «Марина»
 
Да не обидятся на меня девчонки, но в каждом классе есть одна, в кото­рую по очереди или партиями, или периоди­чески влюбляется вся мужская половина клас­са. Эту тяжелую ношу взвалила на себя Марина Чупрова. В рядах ее воздыхателей были как отъявленные дво­ечники, так и хороши­сты, я бы сказал и отличники. Но таковых в наших сплоченных рядах не наблюдалось, за исключением Олега Шварцмана. Тот действительно был исключением, так как даже клешей и длинных волос не носил. Я же будучи другом детства «ее вели­чества» общался с ней гораздо больше, что, как сейчас понимаю, вызывало зависть у одноклассников. Свое исключительное положение она понимала, и не могу не сказать, что со­всем им не пользовалась. Например, было это где-то в классе пятом, она объявила: «Сегодня идем в поход». Ос­лушаться никто не смел, так как каж­дый жил надеждой. Не предупредив никого из взрослых, мы ломанулись в лес. В итоге это мероприятие закончилось походом и для родителей, правда, уже поисковым. Если ей не нравился пре­подаватель, она говорила: «Будем мычать». Не нравившийся ей учитель за­ходил в класс под монотонное мыча­ние ...